Categories:

Сказ об одной проститутке и о том как Горький Блока полюбил...

 Александр.Блок в младые годы
Александр.Блок в младые годы

Александр Блок не был  похож на своих сотоварищей. Был он строг,  немногословен и тяжелозадумчив. Был он такой  с самой своей молодости, а потому многие литераторы подозревали его в высокомерии и даже презрении к окружающим. Но.. прощали такое его отношение, потому талантлив был...а еще статен, кудряв, да и вообще, недурен собой.

Все они конечно ошибались...никакого презрения не было в нем — он просто всегда бы сам  в себе, а потому и не замечал никого. 

Некоторые даже  вспоминают ( Горький ), что бывало дамы мимо проходили, заглядываясь на него, а он отвечал им сухо и без интереса — дамы очень на это обижались. Иными словами, назвать его человеком приятным было никак нельзя, то ли дело  друг его  Андрей Белый... Но не о нем речь.

 Алексей Максимович тоже припоминал, что не очень-то и любил Блока в те годы, а после совместных заседаний во «Всемирной литературе», так и вовсе   недолюбливал. Но вот после одного-то случая переменил о нем свое мнение.

О случае том барышня ему одна рассказала, что по вечерам  стояла на Невском.  Работа у нее такая была. А встретились  они с Горьким в одном ресторане Петербургском, — там она ему  случай-то этот и рассказала.  

— А стояла она как-то на Невском, вечер был слякотный и холодный — поздняя осень. Но только она уже  собралась уходить, как один хорошо одетый господин сделал ей предложение, — и они пошли с ним на ближайшую улицу, где сдавались комнатки для свиданий.

Пришли , значит, они, и барышня  попросила чаю. Позвали коридорного — тот не отозвался, и господин  сам пошел за чаем. А барышню с холода-то и сморило — заснула она. Просыпается, а Блок смотрит на нее, и  задумчиво так... Уже мы понимаем по рассказу, что господин-то этот  сам  Блок и  был. 

Смотрит он на нее, а той стеснительно, что заснула. Она — извиняться... Сейчас , — говорит, — разденусь, обождите. А Блок подсел к ней, посадил к себе на колени и говорит ей ласково: «Да вы не стесняйтесь...подремлите еще...» И так , говорит, ей было хорошо и уютно с ним, что сама не зная как, она опять и заснула. А Блок все тихонько качал ее и гладил по волосам.

А спустя время,  он легонько так встряхнул ее и говорит — ну, прощайте, пора мне идти... Идти, значит, ему пора...Оставил на столе двадцатипятирублевую бумажку и ушел.

Только на выходе ей коридорный книжку с фотографией Блока показал , так она и узнал кто это с нею был.

Всю эту историю она Горькому, знакомцу  своему, и рассказала. И Горький с тех пор уже перестал Блока недолюбливать, а очень даже и залюбил. Не за стихи конечно. Стихи-то  его всем нравились. За доброту  полюбил. Понял Горький, что хороший он. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened