Марина Гарич (na_vstrechku) wrote,
Марина Гарич
na_vstrechku

Category:

Роковой семьянин - искусный стихотворец - большевик...



 фото: Валерий Яковлевич Брюсов

фото: Валерий Яковлевич Брюсов

Рассказ о поэтах серебрянного века невозможен без  упоминания о Валерии Яковлевиче. И хотя Брюсов не является основоположником символизма, как то часто принято говорить, — он был «дверью» в него. Ни в «Весах», ни в «Скорпионе», ни в «Северных цветах» нельзя было успешно печататься без его «благоволения». Многие поэты того времени, и гораздо более поэты нежели он, шли в его форватере — а это и Блок, и Белый, и Иванов, и Сологуб, и Северянин, и ранний Бунин, который также писал  стихи. Даже Есенин не обошелся без его «протекции».


Но рассказывать о нем самом в рамках журнала, взвешивая все мнения ( и современников его и критиков современных), было бы  и слишком уже долго,  да и не интересно. Перепечатывать же хвалебные рецензии, которыми изобиловали издания советских времен, я не буду, в виду их необъективности ( ведь воспоминания современников, покинувших страну, в них не учитывались).

Честно скажу, Брюсов не является моим любимым поэтом. Он не лирик, не романтик, он скорее искуссный стихотворец, без фантазий и без вдохновений, сторонник холодного реализма в поэзии. В поэзии !!! И это уже не только мое мнение-впечатление. Здесь и Тургенев и Ходасевич и Гиппиус...

Конечно,  он не сразу стал таким,  его ранние стихи, написанные до 1901 года, хвалили многие. Хотя так же ранний его моностих « О закрой свои бледные ноги », думается,  не только меня , но и многих, надолго отвратил в школьные годы от узнавания, изучения  символистов .

О mille etre Брюсова ( Нина Петровская, Надежда Львова), так же как и о его вечной жене  я уже  писала , и сейчас лишь приведу некоторые факты о нем самом, помечая в скобках  первоисточник.

Итак, в ранние годы Брюсов был строен, «тонок и звонок», причем звонок в прямом смысле, его мягкий тенорок, голос, во время чтения собственных стихов возвышался и становился похож на женский ( Гиппиус)

На поэтических встречах, которые устраивались в доме Брюсова, обсуждались стихи всех членов собрания, но никогда стихи самого Валерия Яковлевича ( Ходасевич, Гиппиус)

В молодости  Брюсов не курил и был свободен от каких бы то ни было  зависимостей, не пил и не играл в карты ( только за компанию), но поскольку многие его посетители-друзья курили — в кабинете его всегда была коробка со спичками... пристегнутая цепочкой к столу. ( Ходасевич)

В годы своего романа с Ниной Петровской и написания «Огненного ангела», то ли из-за напряжения, то ли по наущению самой Петровской, в отместку, как считал Ходасевич, Брюсов крепко подсел на морфий ( Ходасевич, Гиппиус),  начал полнеть и перестал ухаживать за своими руками. По воспоминаниям Гиппиус  папиросы  в это время он курил  одну за одной.

У мужчин с давнего времени есть традиция приветствовать друг друга , обмениваясь рукопожатиями. Так вот, у Брюсова была привычка в ответ на протянутую руку  какое-то время делать вид, что он этой протянутой руки не замечает, и только когда человек смущался — поспешно протягивал в ответ свою. (Ходасевич)

Валерий Яковлевич был непомерно честолюбив, его второй совет юноше ( юноша бледный со взором горящим) ..никому не сочувствуй, сам же себя полюби беспредельно... ни в коей мере не был преувеличением. Так оно и было на самом деле. Яркий пример тому —  поэтов, не принимавших участия и не испрашивавших хвалебных его отзывов и одобрения, он просто выталкивал из своего круга. Такими «отщепенцами» оказались в свое время и Ходасевич и Цветаева. ( Ходасевич, Гиппиус)

Честолюбие его было не просто свойством характера, а единственною страстью, не оставлявшей места  для любви подлинной: ни к женщинам его, ни к искусству. (Гиппиус)  Все для него было средство...Идеально же он разбирался  только в ритмике, технике стихосложения... Духа же поэтического в других  не распознавал. Так, присланного к нему от Мережковских, начинающего поэта Иосифа Мендельштама он забраковал и печатать не стал. (Гиппиус)

Во время Первой Мировой Войны он прославлял боевой дух наших войск и призывал к войне до победного конца,  даже ездил с сопровождающими его на фронт, к театру боевых действий, вдохновлялся  так сказать...(Гиппиус)

Наконец, после 1917го он не приминул вступить в партию и даже написал об этом брошюру «Как я стал коммунистом». И не потому даже, что  любил все новое, просто понимал что «властвовать»над думами не будучи большевиком и при большевиках уже никак не получится. (Гиппиус).

А хуже всего то, что в стихах своих начала века он слишком часто «благословлял» вседозволенность. Чего только стоят строки из стихотворения "Грядущим гуннам" :

Вас, кто меня уничтожит,
Встречаю приветственным гимном.

Сложите книги кострами,
Пляшите в их радостном свете,
Творите мерзость во храме,
— Вы во всем неповинны как дети !


 Стихотворение, которое по чести надо было бы назвать «Грядущему Хаму».

Так что, не увидеть  здесь прямую параллель с «Бесами»Достоевского почти  невозможно (Гиппиус).  Брюсов конечно же не Ставрогин, но «из той же оперы». Попустив своей страсти, честолюбию, провозгласив вседозволенность, он в конце своей жизни даже и не умер, а погиб, как и Ставрогин,  вконец запутавшись.


Tags: Брюсов, Зинаида Гиппиус, поэты, серебряный век
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments