na_vstrechku

Category:

Есть мнение...

На прошлой неделе я , грешным делом, попыталась сравнить подход к непростым жизненным ситуациям двух мэтров мира поэзии —  Омара Хайяма и Пушкина Александра Сергеевича. Стихотворение Хайяма — против  стихотворения Пушкина. 

Сегодня же,  попробую сопоставить (не сравнить, единодушие очевидно) мнение писателя европейца и опять же таки стихотворение Александра Сергеевича. А в оппоненты к ним сам собой «напросился» Евгений Александрович, режиссер народного театра из к/ф «Берегись автомобиля»...

Кстати, вы знали что для героя Евгения Евстигнеева в фильме даже и не стали  придумывать имя, он выступает под своим — Евгений Александрович.

Ну, а теперь к мнению, которое высказывают сегодняшние участники.  Но для начала расскажу для чего я  призвала их в помощь. На днях, проходя мимо лавочки, нашего домового информационного-центра, краем уха услышала возмущенные голоса. Обсуждали передачу, разумеется, есть у нас такой ТВ проект Dance-революция ...

Так вот, одна мадам восторженно рассказывала о своих впечатлениях от последнего выпуска, а другая в параллель возмущенно ей ответствовала —    Ты мне лучше  скажи...вот, эти все выступающие, которые танцуют там, они кем работают...зачем их столько, это кому надо вообще, я не понимаю...?

И мне сразу вспомнилось, как в недавние времена, в стране нашей, за все что не общественно-полезный труд можно было и статью схлопотать. И под статьей  о тунеядстве  не один Бродский ходил.  И сейчас все это стараются вернуть, рейнкарнировать так сказать,  под другим только соусом, под налоговым.

А ведь еще в нулевых годах ХХ века, не говоря уже о веке XIX, дела обстояли совсем иначе. И даже сам Николай I оплатил карточные и другие долги Александра Сергеевича, полностью очистил от долгов Михайловское  и назначил пансион его семье. Поэтом дорожили, как национальным достоянием...

Очень интересно было узнать, что схожим образом обстояли дела и во Франции. Вот что пишет об этом в своей книге «Вчерашний мир» Стефан Цвейг:

«Поэты, с которыми мне вскоре удалось сойтись, жили так же скромно, как и живописцы. Они по большей части занимали незначительные государственные должности, не требовавшие особого рвения; разумный обычай раздавать небогатым поэтам и писателям тихие синекуры шел от большого внимания к духовным ценностям, свойственного всей Франции — снизу доверху, и оправдывал себя на протяжении многих лет; писателей назначали, например, библиотекарями в Морское министерство или сенат.

Это давало небольшое содержание и не отнимало много сил : сенаторы прибегали к услуге библиотеки чрезвычайно редко, и счастливый обладатель теплого местечка мог спокойно сочинять стихи прямо на службе, в тихом старом сенатском дворце, глядя в окно на Люксембургский сад и не помышляя о гонораре...<\>

Они одни не спешили в этом торопливом и деловом городе. Тихо жить и тихо работать вдали от «foire sur la place» ( фр. житейской суеты ) было для них важнее, чем пробиваться вверх, и они не считали зазорным  вести по-мещански ограниченную жизнь, с тем чтобы в искусстве мыслить свободно и смело...<\> ... все эти молодые французские поэты жили, как и весь народ, для радости — разумеется, в одухотворенной ее форме, — творческой радости, которую дает труд».

А вот, как смотрел на тот же  вопрос Пушкин.

А.С. Пушкин 

ПОЭТ И ТОЛПА

                                                          Procul este, profani *  
Поэт по лире вдохновенной
Рукой рассеянной бряцал.
Он пел — а хладный и надменный
Кругом народ непосвященный
Ему бессмысленно внимал.

И толковала чернь тупая:
«Зачем так звучно он поет?
Напрасно ухо поражая,
К какой он цели нас ведет?
О чем бренчит? чему нас учит?
Зачем сердца волнует, мучит,
Как своенравный чародей?
Как ветер, песнь его свободна,
Зато как ветер и бесплодна:
Какая польза нам от ней?»


                   Поэт.

Молчи, бессмысленный народ,
Поденщик, раб нужды, забот!
Несносен мне твой ропот дерзкий,
Ты червь земли, не сын небес;
Тебе бы пользы всё — на вес
Кумир ты ценишь Бельведерский.
Ты пользы, пользы в нем не зришь.
Но мрамор сей ведь бог!.. так что же?
Печной горшок тебе дороже:
Ты пищу в нем себе варишь.


                  Чернь.

Нет, если ты небес избранник,
Свой дар, божественный посланник,
Во благо нам употребляй:
Сердца собратьев исправляй.
Мы малодушны, мы коварны,
Бесстыдны, злы, неблагодарны;
Мы сердцем хладные скопцы,
Клеветники, рабы, глупцы;
Гнездятся клубом в нас пороки.
Ты можешь, ближнего любя,
Давать нам смелые уроки,
А мы послушаем тебя.


                  Поэт.

Подите прочь — какое дело
Поэту мирному до вас!
В разврате каменейте смело,
Не оживит вас лиры глас!
Душе противны вы, как гробы.
Для вашей глупости и злобы
Имели вы до сей поры
Бичи, темницы, топоры; —
Довольно с вас, рабов безумных!
Во градах ваших с улиц шумных
Сметают сор, — полезный труд! —
Но, позабыв свое служенье,
Алтарь и жертвоприношенье,
Жрецы ль у вас метлу берут?
Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

_____________________________________
* Прочь, непосвященные (лат.)

Ну, и мнение оппонента, режиссера, так сказать, народного театра

А как вы считаете, поэт, писатель, художник должен иметь трудовую книжку ? Нужны ли  вообще в нашем повернутом на деньгах  обществе эти люди, или нужно всех творцов к станку, а всех блогеров и того подальше, на лесоповал, например ? Ведь есть такое мнение...


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened