na_vstrechku

Categories:

Три цветка

первомай
первомай

В предверии первого мая,  которое случится уже завтра ( праздник все-таки, раньше во всяком случае был) хочу опубликовать  отрывок  из воспоминаний Стефана Цвейга. Книга его воспоминаний  очень созвучна сегодняшнему положению дел и в нашей стране и в мире, и носит очень символичное и звучное  название — «Вчерашний мир». 

Слом эпох, переход от гуманизма к звериной жестокости  национализма, антисемитизм и ксенофобия, как неотъемлемая часть такого перехода...Цвейг прекрасный стилист, и помимо того еще и очень чуткий свидетель времени. Прочитав его книгу, можно лучше понять  что сейчас происходит, провести параллели так сказать...ведь история развивается по спирали...

Сегодня отрывок,  который имеет непосредственное отношение к 1 мая.

«Я еще помню тот день моего раннего детства, который стал поворотным в решительном подъеме социалистического движения; рабочие, чтобы впервые показать наглядно свою силу и мощь, призвали объявить первое мая праздником трудящихся масс и единой колонной направиться в Пратер (прим. общественный парк и зона отдыха в Вене) , и именно по главной аллее, прекрасной широкой каштановой аллее, где обычно в этот день на карнавальном гулянье останавливались лишь кареты и экипажи аристократии и богатых горожан.

Слово «социалист»  имело тогда в Германии и Австрии несколько кровавый и террористический оттенок , как до этого слово «якобинец», а позднее «большевик»; сначала никто не хотел верить, что этот красный сброд пройдет  от окраин до центра, не поджигая дома, не мародерствуя и не совершая других гнусностей. Повсюду распространилась паника.

</>Но все прошло  хорошо. Рабочие колонной по четыре человека в ряд с образцовой дисциплиной шли в сопровождении жен и детей в Пратер, у каждого в петлице, словно партийный знак , была продета красная гвоздика. Они шли и пели «Интернационал»....Никого не обругали, не избили, никто не сжимал кулаков. Дружелюбно посмеивались полицейские , солдаты вторили им...все кончилось — как всегда в старой доброй Австрии — обоюдными уступками; еще не была внедрена нынешняя система избиения дубинками и убийств, еще был жив ( пожалуй уже несколько поблекший) идеал гуманности даже у лидеров партий.

Вскоре после красной гвоздики появился другой партийный знак, другой цветок в петлице — белая гвоздика, эмблема принадлежности к христианско-социалистической партии ( разве не замечательно, что в ту пору партийными значками были еще цветы, а не сапоги с отворотами и не черепа). Христианско-социалистическая партия была в основном партией мелкой буржуазии , в противовес партии пролетарской, и, по сути, так же как и пролетарская, возникла в результате победы машины над ручным трудом. 

Ибо машина, дававшая рабочим власть и улучшение положения, одновременно угрожала гибелью мелким ремесленникам. Крупные торговые дома и промышленное производство несли разорение среднему сословию  и мелким ремесленникам-кустарям.Этим недовольством воспользовался ловкий и популярный лидер  доктор Карл Луэгер и  с помощью лозунга «Надо помочь маленькому человеку» увлек за собой всю мелкую буржуазию и рассерженное среднее сословие, зависть которого  по отношению к богатым значительно уступала страху  скатиться в ряды пролетариата. Это была та же запуганная прослойка , какую собрал вокруг себя позже  Адольф Гитлер ( тоже, кстати, австриец).

Когда движение христианско-социалистической партии завоевало наконец венский совет общины  и Луэгер был назначен бургомистром, то его городская администрация оставалась безукоризненно справедливой  и даже образцово демократической; евреи, которые трепетали  перед этим триумфом  антисемитской партии, продолжали пользоваться такими же равными правами и уважением. В кровообращение эпохи  еще не проник яд ненависти  и стремление к взаимному безостановочному уничтожению.

Но вот явился на свет и третий цеток , синий василек, любимый цветок Бисмарка и символ немецкой национальной партии, которая — только тогда этого еще не понимали — с убойной силой осознанно стремилась к перевороту, к разрушению австрийской монархии, чтобы под прусским и протестантским началом  создать — уже привидевшуюся Гитлеру — Великую Германию.

В то время как христианско-социалистическая партия упрочила свои позиции в Вене и в деревне, социалистическая  — в промышленных центрах, национал-немецкая имела своих приверженцев  почти исключительно в пограничных районах  Богемии и Альп ; она компенсировала свою малочисленность дикой агрессивностью  и безмерной жестокостью..., руководствуясь принципом , с помощью которого маленькая террористическая группа запугивает далеко превосходящее по численности , но гуманно-пассивное большинство...»

Мораль проста, всё как  всегда  Добро — вяло и пассивно, а злободро и активно. Любимый слоган Мавроди, кстати сказать, если кто не знает — очень активный был «товарищ».

А вы знали что синий василек был любимым цветком Бисмарка ? И еще , когда я читала этот отрывок меня не покидало ощущение, что гуманно-пассивное большинство на текущий момент это мы с вами, дорогие товарищи. Вот только кто та террористическая группа сейчас...вопрос открытый. Но то, что запугивают — факт неоспоримый.  А у вас как с настроением... чувствуете испуг или спите спокойно и ничто вас не тревожит ?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened