na_vstrechku

Category:

Франческо - Француз - Франциск...

Добрый вечер всем, кто сегодня заглянул в мой блог !

Интересные вещи иногда случаются... Это я и вообще и в применении к кинематографу. Было что я писала о ремейках, о том что в большинстве своем они неудачны. Но это конечно же не отменяет того, что есть ремейки и удачные. И сегодня в день Воскресения Христова, сам Бог велел рассказать об одном из таких — римейке  фильма 1966 года, который рассказывает о жизни католического святого Франциска Ассизского.

Особо примечательным этот ремейк делает то,  что  сняла его тот же самый режиссер — Лилиана Ковани. 23 года между первым ее фильмом, который назывался «Франциск из Ассизи» ( 1966) и вторым, который она назвала просто —« Франциск». Если кто-нибудь знает  подобного рода примеры, думается, всем будет интересно узнать о них, напишите... 

И еще этот фильм любопытен тем, что сохранил для нас не побоюсь этого слова «первозданную красоту» актера, который в последующей своей жизни ее ( эту свою красоту) изничтожил. Бывают такие мужчины. В данном случае  речь о Микки Рурке.

Кстати, вы знали, что настоящее его имя ( по паспорту) — Филипп, а прозвище Микки ему дал родной отец, который был фанатом бейсбола и Микки Мантла.

О самом фильме я расскажу врезками исторических фактов о жизни святого, потому что в данном случае мне кажется это наиболее целесообразным и познавательным, нежели вольный пересказ. Ну, что же...поехали...

«Франциск» (итал. Francesco), 1989

— биографическая драма о жизни святого Франциска Ассизского. Фильм снят по  произведению Германа Гессе  Franz von Assisi (1904), впервые экранизированном Лилианой Кавани  в  1966 году.  В 1989 режиссёр снова возвращается к теме жизни святого. Новый фильм завоевал премию «Давид ди Донателло» и ряд других наград.

Лилиана Кавани (итал. Liliana Cavani, род. 12 января 1933 — итальянский кинорежиссёр и сценаристка, ученица  Лукино Висконти, творческая единомышленница и коллега по нескольким проектам Бернардо Бертолуччи.  В нашей стране известна как режиссер скандально известного фильма «Ночной портье» ( о любви узницы концлагеря и эсесовца)

В ролях:

Микки Рурк — Франциск Асизский

 Хелена Бонэм Картер  — Клара Ассизская

Паоло Боначелли  — отец Франциска

Марио Адорфкардинал — Уголино  

Фильм рассказывает о жизни святого Франциска Ассизского, который родился в богатой купеческой семье, но, увидев распутство и жестокость мира, отринул прежнее существование, и, на глазах отца сняв дорогие одеяния, ушёл скитаться вместе с нищими и больными. Сюжет состоит из отдельных эпизодов, а не целостного повествования, вплоть до появления на теле Франциска стигматов.

Франциск Ассизский  (Джованни Франческо ди Пьетро Бернардоне) 1181  — 1226 — католический святой, учредитель названного его именем нищенствующего ордена— ордена францисканцев (1209).

Отец Франциска, по имени Пьетро де Бернардоне деи Морикони, торговал шёлком— очень дорогим в те времена и востребованным товаром. Был успешным, состоятельным купцом. Франциск был единственным его сыном ( в семье было еще несколько дочерей) , а потому отец, как это водится, возлагал на него большие надежды и смотрел, как на продолжателя своего дела. Сам Франциск по характеру был весел и легок ( учиться особо не любил)

 Торговые обороты побуждали его отца Бернардоне совершать частые поездки во Францию, в память которой он и назвал своего сына Франциском ( то же что и Француз ). Франциск знал песни трубадуров и часто распевал их на французском языке. Надо ли говорить, что нехваткой девичьего внимания он не страдал.

Юношей он вёл разгульную жизнь с молодёжью своего города, которая выбирала его главой  на пирушках. Родители не мешали сыну, гордились его знакомством со знатью; мать Франциска не скрывала, что желает и ждет для сына славного будущего.

И сам Франциск в то время не был лишён  тщеславия, источники говорят, что он не хотел, чтобы «кто-либо его превосходил». Франциск принял участие в войне между Ассизи и Перуджей и был взят в плен, вот так ужасно в те времена содержали пленных. В плену он впервые прочитал Евангелие.

Но именно тогда перемены не произошло. Отец выкупил его, и вернувшись в Ассизи, Франциск продолжил свое молодеческое житее-бытие. не утратив своей весёлости и уверенности в  великом будущем. Рыцарем он тогда хотел стать, палладином.

Позже, отправившись в Рим на поклонение св. Петру, Франциск был возмущён скудными подаяниями на могиле  апостола; он вынул из кармана целую горсть монет и звонко бросил их в окошечко под алтарём, к изумлению окружающих. Вышедши затем на паперть, он увидел там длинный ряд нищих, ожидавших подаяния. И тут, у гробницы апостола, нищенство преобразилось в глазах Франциска: он понял его духовный смысл для последователя Христа и апостолов. Обменявшись с одним из нищих одеждой, он стал в их ряды и до вечера пробыл с ними.

Событием, ускорившим неизбежный перелом в жизни Франциска, было столкновение с отцом. Франциск испытывал к ветхим и заброшенным церквям и часовням близ Ассизи жалость, похожую на жалость к одушевлённым существам. Желая поддержать церковь св. Дамиана, Франциск в отсутствие отца забрал лучшего товара и повёз его в Фолиньо  для продажи. Продав там вместе с тем и лошадь, на которой приехал.

 Его отец Бернардоне обратился к властям с требованием возвратить ему сына и похищенные им деньги; но Франциск заявил, что он стал слугой Господа и светским судьям неподсуден. Тогда Бернардоне обратился с жалобой к епископу.На суде епископа Франциск, по его требованию, не только возвратил деньги, но снял с себя полученную от отца одежду, объявив, что впредь будет считать отцом своим не Петра Бернардоне, а Отца Небесного. Все что было у него он раздал нищим с ними же и стал жить близ города.

Конечно, не одно какое-либо впечатление или душевное потрясение совершило перелом в жизни Франциска: его настроение менялось постепенно. Он стал искать уединения; особенно привлекали его одинокие запущенные церкви за городом. В одной из них, церкви св. Дамиана, он однажды долго пребывал в горячей молитве перед распятием и, по воспоминаниям его «трёх (ранних) товарищей», «с этого часа сердце его восприняло рану и истаяло, памятуя Господни страсти».

В 1212 г к Франциску явилась 18-летняя Клара Ассизская   дочь соседнего помещика Оффредуччо, и тайком от родных приняла от Франциска пострижение.

Хотя он долго был против и отказывал ей, говоря что присутствие в мужском монашеском ордене девушке будет воспринято вполне недвусмысленно. Но она настояла. И после заботилась о нем как добрая мать и сестра. Поскольку ходил он зимой и летом ( а Италия это все-таки не Индия) босиком, то постоянно болел.

Два года провёл Франциск в окрестностях Ассизи, занимаясь, кроме молитвы, починкой церквей, для чего выпрашивал камни; особенно стала ему дорога полуразрушенная часовня св. Девы, под названием Порциункула. Исправив её, Франциск устроил для себя шалаш возле неё. Питался он объедками, которые собирал по городу в обеденное время. Многие стали его считать помешанным, и его же бывшие друзья и просто горожане бивали его не раз. Отец пытался вернуть его, но Франциск отверг все его предложения.

К его бедному житью присоединился богатый гражданин Бернард де Квинтавалле, который, согласно с Евангелием, распродал своё имущество и раздал бедным; присоединились и другие.

Отречение от всякой собственности наполнило  сердце Франциска и его последователей великой радостью.  После того как их в очередной раз поколотили, они с друзьями смеялись над своим положением.

Отрекались они от своей собственности наивно и честно, перед всем народом, в церкви, народ над ним потешался. 

Друг друга они никогда не бросали.

Неспособный кого-либо осуждать, Франциск не мог сделаться реформатором; его призыв к Евангельскому совершенству не стал поводом к разрыву с папством, а, напротив, привёл к усилению религиозного энтузиазма в пределах католической церкви.

1209г. отмечен источниками как новая дата в жизни Франциска. В своей часовне за обедней он услышал слова, с которыми Христос послал своих учеников проповедовать о наступлении Царства Небесного: «Не берите с собой ни золота, ни серебра, ни меди в пояса свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха» (Мф. 10:9-10). Франциск просил священника повторить и разъяснить ему латинский текст и, вникнув в смысл его, с восторгом воскликнул: «Вот чего я хочу!» Он снял с ног обувь, бросил посох и опоясался верёвкой. Нищее житие превратилось для него в  апостолат, из нищего странника и отшельника он стал проповедником.

Пришлось отказаться и от мяса, потому что когда братству кто-то пожертвовал ягненка, они попросту не смогли его убить, хотя и были постоянно голодны.

В 1212 г когда к Франциску явилась 18-летняя Клара Ассизская  к ней присоединилась её 14-летняя сестра, несмотря на угрозы и побои родни. Франциск поместил их у бенедиктинок, а потом отдал в их распоряжение церковь св. Дамиана, где и возникла женская община бедных сестёр, из которой развился женский орден Клариссин. К бедному житью стали примыкать и многие миряне. Идея бедного житья стала так популярна, что Доминик, учредитель названного его именем ордена братьев-проповедников, видоизменил составленный для них устав по типу францисканского и превратил доминиканский орден в нищенствующий.

Проповедь такого идеала не могла не приводить Франциска к столкновению с духовенством и курией , по мнению  Павла Флоренского, Франциска Ассизского канонизировали ради иммунизации "по той простой причине, что вовремя не спохватились его сжечь."

Глубокое смирение, проявлявшееся в наивно-трогательных формах и, однако, бывшее плодом усиленной умственной работы над собой, позволяло Франциску оставаться в среде церкви. 

Биографы Франциска, писавшие под свежим впечатлением его немедленной канонизации, не были расположены говорить об антагонизме между римской курией и святым; они, напротив, сообщают, что сам Франциск просил папу назначить Уголино попечителем его братства и мотивировал это тем, что он не желает своими делами беспокоить главу церкви. Новый руководитель братства несомненно любил и уважал Франциска — он целовал ему руки, ходил за ним в болезни, сочувствовал его идеалу; но, как представитель церкви и как правитель, он старался приладить этот идеал к житейской действительности

При  Гонории III в отношениях Римской курии   с Франциском выступает на первый план кардинал Гуго или Уголино, впоследствии папа Григорий IX. Официальные источники повествуют о самых дружественных отношениях между Уголино и Франциском, но вместе с тем с этой поры все более и более ощущается влияние курии на судьбу дела Франциска. Община так разрослась, что нужно было подумать об её организации. Полный энтузиазма и любви ко всем, Франциск этим мало интересовался, но тем более заботились о том члены курии, которая уже при самом начале обязала братьев к послушанию Франциску, а его самого к повиновению папе. Самого Франциска это тяготило.

Одной стороной своего идеала — преемством нищенствующего, странствующего Христа — Франциск примыкал к аскетическому, средневековому, некультурному идеалу; но в преемство Христа, как его понимал Франциск, включалась и любовь к человеку. Благодаря этому аскетический идеал получил иное, новое, культурное назначение. «Господь призвал нас не столько для нашего спасения, сколько для спасения многих», — было девизом Франциска. Если в его идеал, как и в прежний монашеский, и входит отречение от мира, от земных благ и личного счастья, то это отречение сопровождается не презрением к миру, не брезгливым отчуждением от греховного и падшего человека, а жалостью к миру и состраданием к нищете и нуждам человека. Не бегство из мира становится задачей аскета, а возвращение в мир для спасения человека. Не созерцание идеального божеского царства в небесной выси составляет призвание монаха, а проповедь мира и любви, для установления и осуществления царства Божия на земле. В лице Франциска аскетический идеал средних веков принимает гуманитарный характер и протягивает руку гуманизму нового времени. (  в википедии сформулировано очень точно)

Одновременно с этим усиливается и в самом братстве стремление уклониться от первоначального идеала. При большом числе новых братьев не всем было по силам вечно странствовать с нищенской сумой, тем более, что при большом распространении ордена уже различие климата заставляло отступать от первоначального обычая: так, ещё до 1220 г. перестали соблюдать предписание не иметь двух одежд.

Христолюбивое странствующее братство Франциска превратилось в централизованный и оседлый францисканский орден. Во главе которого стоит генеральный министр, и только ему предоставлено право разрешать проповедь братьям. Изменилось и положение самого Франциска в ордене. По возвращении из Сирии ( в фильме нет рассказа об этом путешествии) он отказался быть министром и слугой всего братства. Освобождённый от забот об ордене, Франциск мог снова предаться странствованию и одинокой молитве.

Изобразить в своей жизни земное странствие Спасителя, пережить все знаменательные моменты Его жизни — вот на что устремлены все помыслы Франциска. Он устраивает в лесу близ Греччио «живую картину» Рождества Христова (ясли, вол, осёл, кругом молящиеся пастухи и крестьяне). Устройство таких яслей в день Рождества в церквах входит с этого времени в обычай в Италии.

Несмотря на то, что Франциск действительно считал своим призванием «оплакивать по всему свету страдания Христа» и несмотря на собственные тяжёлые страдания в последние два года жизни, Франциск до конца сохранил своё поэтическое воззрение на мир. Его братская любовь ко всякой твари составляет основание его поэзии. Он кормит зимой пчёл мёдом и вином, поднимает с дороги червяков, чтобы их не раздавили, выкупает ягнёнка, которого ведут на бойню, освобождает зайчонка, попавшегося в капкан, обращается с наставлениями к птицам в поле, просит «брата огня», когда ему делают прижигание, не причинять ему слишком много боли.

Весь мир, со всеми в нём живыми существами и стихиями, превращался для Франциска в любящую семью, происходившую от одного отца и соединённую в любви к нему.

Предаваясь  одинокой молитве, как и в начале, образ Христа совершенно поглощает всё его внимание. Воспоминания о Христе то вызывают во Франциске радость и блаженство, высказываемые в детски наивных формах, то рыдания и стоны.

Под влиянием той же мысли Франциск отправляется в 1224 г. с ближайшими товарищами на высокую вершину Ла Верна, в верховьях Арно, где проводит время, поодаль от братьев, в посте и уединённой молитве. Здесь в утро Воздвижения Св. Креста Франциск имел видение, после которого на его руках и ногах, по преданию, остались стигматы, то есть изображения головок и концов гвоздей распятого Христа.

Последние дни Франциска были очень мучительны; страдания его были облегчены уходом св. Клары и его собственным настроением. Он прибавил к своей Хвале Господа и всех творений строфу с хвалой «сестре нашей, телесной смерти», и не как аскет, а как поэт, закончил жизнь словами: «Жить и умереть мне одинаково сладко».Уже через два года после своей смерти он был канонизирован. 

Такой вот рассказ, друзья мои. А вы могли себе представить Микки Рурка в образе святого ? В каком фильме он вам больше всего нравится ?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened