na_vstrechku

Categories:

Сменить бы обстановочку...

Саша Черный 1900-х годах
Саша Черный 1900-х годах

Мысленно погрузившись в эмигрантский быт почти столетней давности  буквально на себе начинаешь испытывать эту тяжесть. Невольно задаешься вопросом, да неужели же не было поэтов, писателей не только прижившихся на чужбине, но и не утративших присутствия духа и может быть даже чувства юмора, самоиронии. Неужели  никто ?  

И почти тут же вспоминаешь, а как же —  есть — Саша Чёрный ! Конечно, безоблачной  его жизнь никак не назовешь, но...пожалуй, он один из немногих, кто не только нашел свое место за рубежом, но и продолжил писать и публиковать свои книги.

Почти все о чем он писал, было весело, и в некотором роде я бы даже назвала его предтечей Михаила Михайловича Зощенко ( имхо ). Почему нет ? Во всяком случае, когда на дворе непогода и грязь, вот как сейчас,  а настроение ни к черту, его  книги буквально спасают. Открой хоть на любой странице - непременно улыбнешься. 

Предлагаю сегодня улыбнуться и вам. Но сначала немного о самом поэте.

Саша Чёрный (настоящее имя Александр Михайлович Гликберг;  1 октября 1880, Одесса, Российская империя — 5 августа 1932, Ле-Лаванду, Прованс, Франция  — русский поэт Серебряного века , прозаик, журналист,  автор популярных  сатирических стихотворных фельетонов.

Родился в Одессе, в зажиточной еврейской  семье.  Чтобы дать ребёнку возможность поступить в белоцерковскую  гимназию, родители крестили его (!) В гимназии Александр проучился не долго. Мальчик сбежал из дома, стал нищим, попрошайничал. О нем написали в газете, и один житомирский чиновник К. К. Роше, растроганный этой историей, взял мальчика к себе. К. К. Роше, много занимавшийся благотворительностью и любивший поэзию, оказал на Александра большое влияние. Интересный факт, правда ?

В 1906—1908 годах, Александр жил в Германии, где продолжил образование в Гейдельбергском университете. В годы  Первой мировой  служил рядовым при полевом лазарете, но даже во время войны продолжал писать. 

В 1920 году эмигрировал, жил в Литве, Берлине, Риме, в 1924 году переехал в Париж. В 1929 году приобрёл участок земли на юге Франции, в местечке Ла-Фавьер, построил свой дом, куда приезжали русские писатели, художники, музыканты. Скончался от сердечного приступа будучи 51 года отроду  — помогал в тушении пожара на соседней ферме, а придя домой, слёг и больше не поднялся.

А вот и  стихотворение, на котором у меня открылась книга...

Обстановочка

Ревет сынок. Побит за двойку с плюсом,
Жена на локоны взяла последний рубль,
Супруг, убитый лавочкой и флюсом,
Подсчитывает месячную убыль.
Кряхтят на счетах жалкие копейки:
Покупка зонтика и дров пробила брешь,
А розовый капот из бумазейки
Бросает в пот склонившуюся плешь.
Над самой головой насвистывает чижик
(Хоть птичка божия не кушала с утра),
На блюдце киснет одинокий рыжик,
Но водка выпита до капельки вчера.
Дочурка под кроватью ставит кошке клизму,
В наплыве счастья полуоткрывши рот,
И кошка, мрачному предавшись пессимизму,
Трагичным голосом взволнованно орет.
Безбровая сестра в облезлой кацавейке
Насилует простуженный рояль,
А за стеной жиличка-белошвейка
Поет романс: «Пойми мою печаль»
Как не понять? В столовой тараканы,
Оставя черствый хлеб, задумались слегка,
В буфете дребезжат сочувственно стаканы,
И сырость капает слезами с потолка.

1909 г

а это - мой фоксик Тиба
а это - мой фоксик Тиба

А насколько замечателен у Саши Черного «Дневник фокса Микки» —  моментально поднимает настроение ( вот несколько отрывков из него):  

«  Мысли.
... Когда щенок устроит совсем-совсем маленькую лужицу на полу – его тычут в нее носом; когда же то же самое сделает Зинин младший братишка, пеленку вешают на веревочку, а его целуют в пятку… Тыкать – так всех! Дрался с ежом, но он нечестный: спрятал голову и со всех сторон у него колючий зад. Р-р-р! Это что ж за драка?.. »

«   Что важнее всего в жизни? Еда. Нечего притворяться! У нас полон дом людей. Они разговаривают, читают, плачут, смеются – а потом садятся есть. Едят утром, едят в полдень, едят вечером. А Зина ест даже ночью – прячет под подушку бисквиты и шоколадки и потихоньку чавкает.
  Как много они едят! Как долго они едят! Как часто они едят. И говорят еще, что я обжора…
  Сунут косточку от телячьей котлетки (котлетку сами съедят!), нальют полблюдца молока – и все. <...>      … Зачем эти супы? Разве не вкуснее чистая вода?   Зачем эти горошки, морковки, сельдерейки и прочие гадости, которыми они портят жаркое?
  Зачем вообще варить и жарить?
  Я недавно попробовал кусочек сырого мяса (упал на кухне на пол – я имел полное право его съесть!)… Уверяю вас, оно было гораздо вкусней всех этих шипящих на сковородке котлет…»    

   «Проклятый садовник и консьерж сговорились – съедают всю провизию сами, а мне готовят только эту ужасную овсянку. Дворовому псу дают большие кости и суп с черствым хлебом. Он со мной делится, но где ж мне разгрызть такую кость, когда она тверже утюга? А суп… Таким супом в бистро тарелки моют!
  Даже молока жалеют, жадины! Молоко ведь дает корова, а не они. Уж я бы ее сам подоил: мы с ней дружны, и она мне всегда в глаза дышит когда я прибегаю в сарай. Но как я ее буду доить моими несчастными лапами?..
  Придумал штуку. Стыдно очень, но что ж делать – есть надо. Когда дождь утихнет, бегаю иногда в соседнее местечко к знакомому бистровщику. У него по вечерам под граммофон танцы. Пляшут фокстрот. Должно быть, собачий танец.
  Я на задние лапки встану, живот подтяну, верчусь и головой киваю.
  Все пары и танцевать бросят… В кружок соберутся и хохочут так, что граммофона не слышно.
  И уж такую порцию мяса мне закажут, что я еле домой добираюсь. Да еще телячью косточку в зубах принесу на завтрак…
  Вот до чего ради голода унижаться приходится!
  Жаль только, что нет другой маленькой собачки. Мы бы с ней танцевали вдвоем и всегда были сыты».
Фокс Микки,
которому по-настоящему
следовало бы быть профессором

А признайтесь, занимаясь целую неделю  работой , пусть даже и любимой, домашним хозяйством, воспитанием детей и препирательством с родственниками, а может даже и  с  супругом,  вам никогда не хотелось сменить обстановочку . Вот просто взять и отвлечься...Получалось ? Или у вас как в рассказе у Антон Палыча  «..и она ушла...в другую комнату»  ?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened