na_vstrechku

Categories:

Сжечь свои путы...

кадр из х/ф "из Африки"
кадр из х/ф "из Африки"

Вроде бы написала уже  не один пост о Гумилеве...а все время возвращаюсь к нему мыслью. Ощущение чего-то недосказанного...Думаю, что и это не последняя моя отсылка к нему и к его стихам.  Был у меня френд  в ЖЖ, который после первого моего поста о поэте, настойчиво предлагал сместить повествование в политическую плоскость. 

Логика простая — как же ? — ведь расстрелян. В качестве доводов предлагались и отсылки к шестидесятникам, которые не обходили в своем творчестве тему репрессий и даже посмертная фотография Гумилева ( это уж и совсем ни в какие ворота). 

Вот чего никогда не могла понять, так это стремление некоторых людей руководить процессом  ( что и как ) в чужом блоге. Тема известная, животрепещущая — так напиши сам( сама). Мой блог, пост о поэтах и их творчестве, а не о взаимоотношениях с властью. Не о политике. Иногда я могу упомянуть о чем-то, но только в качестве пояснения, предлагая то или иное произведение.

Писать же равно и о том и о другом невозможно — когда грохочут пушки, музы молчат. Можно конечно и смеяться и наслаждаться и плакать-горевать одновременно, но на мой взгляд, это уже какая-то патология. Тем более, что уж кто кто, а Гумилев был человеком психически здоровым. Он вообще был мужчиной в полном смысле этого слова, и отнюдь не рафинированным, как это можно было бы ожидать от поэта.

Поэтому сегодня я предлагаю  вам еще одно  стихотворение  Гумилева ( из любимого), а также прошу высказаться — нужно ли мешать, вплетать, вкраплять политический аспект  в рассказ о художнике, его творчестве , особенностях характера и привычках ...

                    ********************************************************

Пять коней подарил мне мой друг Люцифер
И одно золотое с рубином кольцо,
Чтобы мог я спускаться в глубины пещер
И увидел небес молодое лицо.

Кони фыркали, били копытом, маня
Понестись на широком пространстве земном,
И я верил, что солнце зажглось для меня,
Просияв, как рубин на кольце золотом.

Много звездных ночей, много огненных дней
Я скитался, не зная скитанью конца,
Я смеялся порывам могучих коней
И игре моего золотого кольца.

Там, на высях сознанья — безумье и снег,
Но коней я ударил свистящим бичем,
Я на выси сознанья направил их бег
И увидел там деву с печальным лицом.

В тихом голосе слышались звоны струны,
В странном взоре сливался с ответом вопрос,
И я отдал кольцо этой деве луны
За неверный оттенок разбросанных кос.

И, смеясь надо мной, презирая меня,
Люцифер распахнул мне ворота во тьму,
Люцифер подарил мне шестого коня —
И Отчаянье было названье ему.


И еще один вопрос. Известно , что Николай Гумилев был человеком верующим, набожным. Многие современники вспоминают, что он крестился буквально на каждый Храм, однако в приведенном стихотворении он называет своим другом не Бога. Как вы считаете, не именует ли Гумилев таким обозом свои гордость и честолюбие, приведшие его ко многим бедам, или же это богохульство, в чем лично я сильно сомневаюсь. Допустимо ли вообще для христианина поминать неБожие, ведь до добра это еще никого и никогда не доводило ?

кадр из х/ф "из Африки"
кадр из х/ф "из Африки"


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened