na_vstrechku

Category:

Гумилев и Волошин. Дуэль на Чёрной речке

Н.С. Гумилев, Л.Н. Гумилев и Анна Ахматова
Н.С. Гумилев, Л.Н. Гумилев и Анна Ахматова

Почему я предваряю рассказ о дуэли Николая Гумилева с Максимилианом Волошиным семейным фото Гумилевых...  Думается потому, что если бы не эта дуэль, Гумилев так бы и не получил от Ахматовой согласие на не сказать какое по счету предложение и семьи могло бы  не случиться.

Вполне возможно, что у Ахматовой чаша весов в пользу согласия качнулась именно после этой истории с Дмитриевой.  Потому что Елизавету Дмитриеву Анна ненавидела, а Гумилеву, по сути дела дважды оскорбленному,  сочувствовала. Говорило ли в ней чувство или это было просто собственничество теперь уже сложно сказать, но факты таковы. Именно после дуэли, в Киеве, куда Гумилев и сотоварищи сразу же уехали после дуэли,  Анна  дала согласие на брак и через несколько  месяцев они поженились.

Елизавета Дмитриева ( Черубина де Габриак)
Елизавета Дмитриева ( Черубина де Габриак)

 Николай и Елизавета Дмитриева познакомились в Париже, но роман начался не сразу, уже в Петербурге, когда, по признанию самой Дмитриевой, «оба с беспощадной ясностью поняли, что это встреча, и не нам ей противиться». После нелепой истории с попыткой утопиться,  Гумилев решил утопить боль от очередного отказа Анны в разгуле.  И на его счету было немало побед. Вот только от тяжких дум эти победы его не излечили.

Но появилась одна поэтесса, Елизавета Дмитриева, которая чем-то, отчасти, слегка напоминала Гумилеву  Анну.  Дмитриева больше прославилась под именем Черубины де Габриак ( успешная литературная мистификация, придуманная М. Волошиным). Наверное, только к Дмитриевой  Ахматова и ревновала Гумилева, если она вообще была способна его ревновать.

Вячеслав Иванов ( поэт, писатель) "Башня"
Вячеслав Иванов ( поэт, писатель) "Башня"

«Это была молодая, звонкая страсть, – вспоминала потом Елизавета. – Мы стали часто встречаться, все дни мы были вместе и друг для друга. Писали стихи, ездили на "Башню" ( к Вч. Иванову на литературные вечера)  и возвращались на рассвете по просыпающемуся серо-розовому городу...В те минуты, которые я была с ним, я ни о чем не помнила, а потом плакала у себя дома, металась, не знала...в нем была железная воля, желание даже в ласке подчинить, а во мне было упрямство… В мае мы вместе поехали в Коктебель».

Маргарита Сабашникова
Маргарита Сабашникова

В Коктебеле случилось непредвиденное. Гумилев с Дмитриевой приехали к их общему знакомому, поэту Максимилиану Волошину. И хотя  Дмитриева  дружила с женой Волошина, художницей Маргаритой Сабашниковой, она  неожиданно влюбилась в  него,  а Гумилев,  оскорбившись, уехал из Коктебеля в Петербург, оставив всю Черубину Волошину. 

К чести Максимилиана Волошина надо сказать, что с Маргаритой Сабашниковой, своей женой, он расстался еще в 1907 году и не по своей воле ( это отдельная история), а разводов тогда в России не было.

 Потом прошел слух, что Гумилев якобы нелестно отозвался о Дмитриевой.  Волошин узнал об этом и у него в ноябре 1909 года вышла дуэль с Гумилевым, больше похожая на театральный фарс ( по словам Алексея Толстого, который был секундантом со стороны Волошина). Вот что он вспоминал об этом:

Алексей Толстой
Алексей Толстой

«...  я знаю и утверждаю, что обвинение, брошенное ему ( Гумилеву*), – в произнесении им некоторых неосторожных слов, – было ложно: слов этих он не произносил и произнести не мог. Однако из гордости и презрения он молчал, не отрицая обвинения, когда же была устроена очная ставка и он услышал на очной ставке ложь, то он из гордости и презрения подтвердил эту ложь. В Мариинском театре, наверху, в огромной, как площадь, мастерской Головина, в половине одиннадцатого, когда под колосниками, в черной пропасти сцены, раздавались звуки "Орфея", произошла тяжелая сцена в двух шагах от меня: поэт В. ( Волошин*), бросившись к Гумилеву, оскорбил его (дав пощечину*). К ним подбежали Анненский, Головин, Вч. Иванов. Но Гумилев, прямой, весь напряженный, заложив руки за спину и стиснув их, уже овладел собой. Здесь же он вызвал В.на дуэль».

И неудивительно , что противники решили стреляться на Черной речке – месте дуэли Пушкина.  

Максимилиан Волошин
Максимилиан Волошин

Гумилев был настроен весьма решительно.  Толстой писал: «Когда я стал отсчитывать шаги, Гумилев, внимательно следивший за мной, просил мне передать, что я шагаю слишком широко. Я снова отмерил пятнадцать шагов, попросил противников встать на места и начал заряжать пистолеты. Пыжей не оказалось, я разорвал платок и забил его вместо пыжей, Гумилеву я понес пистолет первому. Он стоял на кочке, длинным, черным силуэтом различимый в мгле рассвета. На нем были цилиндр и сюртук, шубу он сбросил на снег. Подбегая к нему, я провалился по пояс в яму с талой водой. Он спокойно выжидал, когда я выберусь, – взял пистолет, и тогда только я заметил, что он, не отрываясь, с ледяной ненавистью глядит на В. ( Волошина*), стоявшего, расставив ноги, без шапки. Передав второй пистолет В., я по правилам в последний раз предложил мириться. Но Гумилев перебил меня, сказав глухо и недовольно: «Я приехал драться, а не мириться».

На счет «три» Гумилев выстрелил, но промахнулся, а у Волошина пистолет дал осечку. Гумилев предложил противнику стрелять еще раз. «Я выстрелил, – вспоминал Волошин, – боясь, по неумению своему стрелять, попасть в него. Не попал…» Гумилев потребовал стрелять снова. У Волошина во второй раз вышла осечка. Секунданты отобрали пистолеты. Гумилев горячился: «Я требую третьего выстрела!», – но его не послушали. Гумилев отказался мириться и руки Волошину так и не подал...

Причину промаха столь меткого стрелка, как Гумилев, Алексей Толстой объяснял тем, что в пистолеты по ошибке насыпали двойную порцию пороха, отчего усилилась отдача и, соответственно, уменьшилась точность.

«После дуэли Гумилев, Алексей Толстой и поэт Михаил Кузмин приехали в Киев в качестве участников вечера поэзии «Остров искусств», на который пришла и Анна. После вечера она, несмотря на холод и слякоть, долго гуляла с Гумилевым по Киеву. Желая согреться, зашли выпить кофе в гостиницу «Европейская», где Анне было сделано очередное предложение руки и сердца,  она ответила согласием.

Не исключено, что период от принятия предложения до начала совместной жизни с Ахматовой был для Гумилева самым радостным, самым счастливым. После стольких лет ожидания он все же добился своего! Это была поистине великая победа. Но как это часто случается в жизни, победа обернулась поражением». 

Да, я знаю, я Вам не пара,
Я пришел из иной страны,
И мне нравится не гитара,
А дикарский напев зурны.

Не по залам и по салонам
Темным платьям и пиджакам-
Я читаю стихи драконам,
Водопадам и облакам.

Я люблю, как араб в пустыне
Припадает к воде и пьет.
А не рыцарем на картине,
Что на звезды смотрит и ждет. 

И умру я не на постели,
При нотариусе и враче,
А в какой-нибудь дикой щели,
Утонувшей в густом плюще,

Чтоб войти не во всем открытый,
Протестантский, прибранный рай,
А туда, где разбойник, мытарь
И блудница крикнут: “Вставай!”

Николай Гумилёв

Спустя полвека Анна Андреевна ответит своему верному паладину  пронзительными стихами. Только стихи эти были устремлены в небытие:

Ты выдумал меня. Такой на свете нет,
Такой на свете быть не может.
Ни врач не исцелит, не утолит поэт, —
Тень призрака тебя и день, и ночь тревожит.
Мы встретились с тобой в невероятный год,
Когда уже иссякли мира силы,
Все было в трауре, все никло от невзгод,
И были свежи лишь могилы.
Без фонарей, как смоль был черен невский вал,
Глухая ночь вокруг стеной стояла…
Так вот когда тебя мой голос вызывал!
Что делала – сама еще не понимала.
И ты пришел ко мне, как бы звездой ведом,
По осени трагической ступая,
В тот навсегда опустошенный дом,
Откуда унеслась стихов сожженных стая.

Анна Ахматова


В свете истории этой дуэли и последующего согласия Ахматовой на брак, мне грешным делом подумалось — а не стало ли ее согласие закономерным стремлением собственника закрепить свое право обладания,  чтобы нервы себе больше не трепать, мало ли еще сколько этих «Дмитриевых» будет ....

А как вы считаете ?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened