Category:

Картинки из прошлого...

фото: Александр Блок в детские годы
фото: Александр Блок в детские годы

Даже удивительно насколько по разному оценивали этого человека те, кто его знал. Я говорю сейчас не столько о Блоке -поэте, сколько о Блоке-человеке.  Что был дворянин, что-то там о «Прекрасной даме», а еще эта, как ее,  поэма «Двенадцать», остался в России, ну, и что-то там еще у него не сложилось и  он умер, считай молодым (в 40 лет). — Это знают все и не только те, кто учил в школе  литературу ( там ведь и учебник еще был, помните), но даже и те кто просто в пол-уха на уроках слушал .

А вот каким он был человеком, то есть чем собственно были  обусловлены  его стихи, можно узнать только из воспоминаний современников ( опять же, если они не очень нудные).

Самое удивительное ( удивительное тем, что Блок был то что называется «вещью в самой себе»), что о нем воспомянули многие. Так, например, о Маяковском, я нашла воспоминания только у Корнея Чуковского, а о Блоке написали и Владислав Ходасевич и Зинаида Гиппиус, и это только те, кого  я сама читала.

И сегодня, я хочу, нет, не приоткрыть завесу, думается все здесь люди читающие и образованные, — я хочу показать насколько могут различаться взгляды ( и при этом дополнять друг друга):  у родственников, у собратьев по перу, у мужчин , у женщин. 

Начну с Ходасевича. Его воспоминания самые скромные и надо думать потому, что с Блоком он особо-то и не общался. Конечно пересекались, конечно говорили, бывали вместе на мероприятиях. Ходасевич был на последних чтениях Блока ( уже больного), и в воспоминаниях особенно подчеркивает, что поэт отказался читать поэму «Двенадцать», хотя его просили. Подчеркивает манеру чтения ( глухо, но выразительно) и то как выглядел ( опрятно, сдержанно). Собственно и все. Это взгляд человека с другой стороны, который покинул Россию. Акцент — на отказался читать.

В воспоминаниях Чуковского намного больше личного, они более образны. Вместе работали во «Всемирной литературе» после революции, да и ранее встречались, напомню, как литературный критик Чуковский был обязан знать предмет изнутри, поэтому использовал любую возможность бывать,  общаться с наиболее известными литераторами того времени. И конечно Блок.

У  Корнея Ивановича акцент уже растушеван, с одной стороны он не может трактовать «Двенадцать» как ошибку Блока, но не может ее и воспевать. Чуковский остался в России, у него было трое детей, понятно, что не хотел рисковать. Но зато он и много рассказывает о тех довольно существенных мелочах, которые и делают человека человеком, открывают его...

Так , например, он подчеркивает, что Блок не только был выходцем из стародворянской семьи, мамками и няньками с детства обласканным царевичем. Да, да ...химик Менделеев ( таблица Менделеева), отец его будущей жены, Любови Дмитриевны, будучи соседом по имению, так и спрашивал у его няни —  А что, ваш -то принц поделывает ? Наша уже пошла гулять...

Но и вид имел барский, и даже под конец жизни, когда он носил военную форму, выглядел как переодетый патриций. «И даже говорил по-старинному, по-книжному, например, не «на балу», а «на бале». Слова, которые обрусели недавно, он произносил на иностранный манер: не мебель, но мэбль (meuble), не тротуар, но trottoir ( последние две гласные сливал в одну)». Даже слово «сэр» он рифмовал со словом «ковёр», подразумевая, что оно будет произноситься на французский манер ( российское дворянство 40х годов XIXв говорило преимущественно по-французски).

У Зинаиды Гиппиус,  поэтессы и женщины, дай Бог всем, взгляд совершенно иной. Когда читаешь ее воспоминания о поэте, создается ощущение, что родись она сейчас, совершенно точно была бы психоаналитиком, настолько тонкий и точный анализ она проводит.  А она много времени провела с Александром Алексанровичем, и даже еще до женитьбы,  его женитьбы. В том смысле , что были между ними в свое время глубокие личные взамоотношения. Знала она его, пожалуй, что и лучше всех.

Так вот, она отмечает, что Блок при всей своей серьезности и тяжеловесности ( такое впечатление он производил на первый взгляд) в основе своей так и остался человеком не достигшим внутренней зрелости. Только он не был «ребенком» балованным, капризным, экспансивным вертуном и крикуном, как Андрей Белый ( одно время близкий друг Блока). Гиппиус сравнивает Блока с ребенком потерявшимся, называет его «ребенком» задумчивым и упрямым.

Безусловно, подмечает она, в каждом есть капля ребенка, но и каждый, по идее, должен со временем  приходить к зрелому отношению: к жизни, к самому себе, к людям, к  ответственности. Анализ ее весьма интересен ( дневники Гиппиус опубликованы, их можно прочитать), но и довольно жесток, потому что по-христиански Блока она не приняла и до конца так и не простила ( она уехала из России — Блок остался).

С точки зрения ответственности очень любопытен тот момент, что Блок, например, отстаивал полную, абсолютную свободу писателя, поэта, художника от каких бы то ни было традиций, «заветов», нетерпимости и прочее  ( была у него такая статья, опубликованная к собранию сочинений Ап. Григорьева). Так вот, Гиппиус ему ответила ответной статьей вся суть которой заключалась в эпиграфе:

Поэтом можешь ты не быть,
но
человеком быть обязан...

Показательный случай. Кстати сказать, влияние Некрасова на поэтов Серебряного века было очень велико,  кого ни почитай — все его цитировали (!)

Ну, и родственники. Сестра матери Блока, Мария Бекетова, пишет в своих воспоминаниях, что осень 1913 года ( страшный год, у Анны Ахматовой есть целая поэма , посвященная этому году), Александр «провел в своей усадьбе, причем по детски развлекался шарадами, «сотрясаясь от хохота, и сияя от удовольствия». А Блок, меж тем, в это же самое время пишет: 

Милый друг, и в этом тихом доме
Лихорадка бьет меня.
Не найти мне места в тихом доме
Возле мирного огня!

Голоса поют, взывает вьюга,
Страшен мне уют...
Даже за плечом твоим, подруга,
Чьи-то очи стерегут ! 

Вот и получается, что внешне в жизни поэта все было светло и радостно, а в душе «лихорадка ужаса». Чему же и удивляться, что ни к чему хорошему это впоследствии не привело...

А вы сталкивались с тем, что окружающие  воспринимают вас  не  теми, кем вы  являетесь  на самом деле?

А в других людях ошибаться доводилось ?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened