Categories:

Метод Маяковского или как пройти собеседование...

Мало кто знает, что многие поэты  в начале своего пути были практически нищими. Потому-то и обивали пороги редакций  и посещали тематические литературные вечеринки. Найти  «своего» издателя означало обеспечить себе хоть сколько-нибудь стабильный заработок. Жажда славы здесь отступала на второе, если не на третье место...

Вот и Владимир Владимирович в 1914 году был хотя и на творческом подъеме, но гол как сокол. Его невольный биограф Корней Иванович Чуковский отмечает, что в комнате поэта из мебели был только...гвоздь, на котором висела знаменитая желтая кофта и цилиндр.

А  так как Корней Иванович работал в различных литературных изданиях и  имел связи, Маяковский, отправляясь на очередные смотрины-собеседование к издателям, старался заручиться его поддержкой, а в идеале и захватить с собой, для подстраховки. 

Сохранились воспоминания об одном  таком случае. Как -то раз, начинающий «меценат», который по правде сказать еще ничего не издал, но собирался и намеревался... встретил  где-то Маяковского, и поддавшись его напористому «обаянию» пригласил на вечеринку, которую сам же и устраивал.

А всего-то и надо было, прийти,  прочитать свои стихи и  презентовать себя...И казалось,  ничего  особенного в этой очередной «презентации» и  не было, вот только   спонсорами будущего издательства  оказались  сестры будущего «горе-мецената». Две пухлые в оборках барыньки, зобастые, усатые и с глазами на выкате, как описывал их потом Чуковский.

Они с важным видом восседали на креслах и ожидали приятного чтения.  Совсем недавно вернувшись из Лифляндии,  они не были готовы к тому, что их ожидало.

А Маяковский совершенно не смущаясь неподготовленной аудитории, оттопырив нижнюю губу, уже декламировал:

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, и будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.

Барыни сделали кислые лица, поджав губы, а все присутствовавшие на вечеринке, а народу было много,  будто застыли. 

Но Маяковский не обращал на это никакого внимания. Вся его поза не оставляла никакого сомнения в том, что стоглавой вошью он считает именно присутствующих. Он продолжал:

А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется - и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я - бесценных слов транжир и мот.

«Одна из пучеглазых прошипела что-то похожее на «шреклих» и, подобрав юбки, вышла из комнаты. За нею засеменил муж». Но поэт и тут не остановился.

Ищите жирных в домах-скорлупах
и в бубен брюха веселье бейте !
Схватите за ноги глухих и глупых
и дуйте в уши им, как в ноздри флейте.

Надо ли говорить, что уже через 5 минут их вместе с Чуковским вытолкали взашей. — Владимир Маяковский никогда не поступался собой, своими стихами,  в угоду кому-нибудь и всегда был непреклонен и верен себе.

Любопытно что не только барыни старого уклада, но и современники поэта, заслышав только о том, что поэт собирается нанести им визит, бежали сломя голову, кто куда.

Вот, например,  какую телеграмму прислал Чуковскому  Влас Дорошевич, всесильный руководитель "Русского слова", известнейший тогда журналист, с которым Чуковский, по просьбе Маяковского, хотел его познакомить : «Если приведете мне вашу желтую кофту позову околоточного сердечный привет»

Нельзя сказать, что метод Маяковского годился для того, чтобы произвести приятное впечатление. Но однако, спустя всего несколько лет, поэт стал известным и добился таки своего. Может быть его метода на самом деле заключалась в том, чтобы при любых обстоятельствах оставаться самим собой ? 

А  как вы считаете, нужно ли это и возможно ли... оставаться самим-то собой, да еще всегда и везде  ? Или вы больше склоняетесь к мнению, которое было высказано героиней Ольги Остроумовой   в  х/ф «Гараж» Эльдара Рязанова  —  «Прямым путем идти можно, — дойти трудно» ?

Что скажете ?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened